Авторы

Игорь Сид



ИМЕНЕМ ПИСАТЕЛЯ


Игорь СИД

"Книжное обозрение", 8 июня 2011.



Удивительная судьба – в том числе, посмертная – замечательного абхазско-русского прозаика и поэта Даура Зантария (1953–2001) является в каком-то смысле архетипичной для художника. При жизни полупризнание, полуопала на родине, признание в бывшей метрополии среди узкого, зато того самого круга творцов – того, что в науке принято называть референтной группой. Десятилетие почти полного забвения после смерти, и вдруг – возникновение музея, культурного центра его имени, ажиотаж, новые волны народной любви... Наконец, фестиваль в его честь и научная конференция по его творчеству.

За тем, что происходит сейчас, стоят, конечно, конкретные люди. Циза Гумба, известная общественная деятельница, директор фонда «Национальные ресурсы», отдала этим трудам несколько последних лет. В 90-е бывшая одной из наиболее последовательных депутатов демократического направления, в новом тысячелетии она оставила политику и целиком посвятила себя проблемам культурного возрождения. Центр и музей созданы в пространстве бывшей сухумской квартиры Даура, разрушенной в военные и послевоенные годы. Там, где двадцать лет назад текла отчасти частная, отчасти богемная жизнь, сегодня происходят, возможно, главные события культурной жизни столицы. Литературные и музыкальные проекты, уроки абхазского для детей, круглые столы по разнообразным темам, и т.д. Если бы Даура Зантария не было, его стоило бы придумать – настолько важную роль играет теперь, на втором году существования, этот центр.

Маленькому абхазскому народу, да и читателям на русском и других языках, откровенно говоря, повезло, что такая личность существовала. В качестве «человека-парохода» Даур везёт на себе многообразные хлопоты отечественной культуры. В качестве писателя он создал пусть не многие, но ключевые для своей национальной литературы вещи. Роман «Золотое колесо», несколько повестей, россыпи рассказов и эссе, сценарий для художественного фильма «Сувенир», вышедшего на студии «Грузия-фильм» в 80-х. А ещё Даур был центром неофициальной жизни столицы последние полтора десятка лет перед войной. Недаром он стал важным персонажем в текстах об Абхазии двух столь разных именитых писателей – Андрея Битова и Грэма Грина. Действие у обоих происходит, в том числе, в знаменитом кафе «Амра» на пирсе, отходящем от набережной Махаджиров. Что говорить, четверть века назад я тоже познакомился с Зантария и его друзьями именно здесь.

Забвение, как уже сказано, не было полным. Через год после ухода Даура один из ближайших его друзей, писательница Марина Москвина собрала прекрасную книгу его текстов и воспоминаний о нём друзей, «Колхидский странник», которая была издана в екатеринбургской «У-Фактории». До сих пор это самое полное собрание его сочинений.

А год назад его тёзка, писатель Даур Начкебия, возглавив государственное издательство, обнаружил в редакторском столе рукопись книги Зантария на абхазском, которую тот сдал в печать более двадцати лет назад, перед распадом СССР. Понятно, что оным распадом и был остановлен издательский процесс. Но всё равно удивительно. Процесс возобновился, книга уже практически в наборе...

Этой весной, к 58-му дню рождения писателя (25 мая) были приурочены литературные акции «Культурного сезона Россия – Абхазия 2011» и Первые Зантариевские чтения, открывшие собой фестиваль культурных проектов «Акуа-фест» (Акуа – древнее название Сухума). Вечером того же дня там же, в Центре Даура Зантария состоялся поэтический марафон, в котором приняли участие Геннадий Аламия, Владимир Зантариа, Гунда Квициния, Мушни Ласурия, Гунда Сакания и другие авторы с абхазской стороны, Светлана Василенко, Герман Виноградов, Николай Звягинцев, Игорь Караулов, Света Сдвиг, Александр Шишкин с российской стороны (гости «Культурного сезона» и «Акуа-феста»), Владимир Ешкилев – с украинской.

Зантариевские чтения, задуманные первоначально как круглый стол по наследию Даура, сразу же переросли концепцию диспута по творчеству одного писателя. Теперь это имя символизирует не только конкретный объект исследования, но и вообще диалог абхазской культуры с другими культурами. А «Акуа-фест», в рамках которого состоялись чтения, задуман как «инкубатор» для новых конференций и фестивалей, в которые могут вырасти проходящие на нём семинары и дискуссии.

Среди выступавших на Зантариевских чтениях – абхазские писатели и литературоведы, российские гости – критик Леонид Бахнов, писатель Светлана Василенко, культуролог Екатерина Дайс. А первым прозвучал доклад писателя и филолога Владимира Зантариа «Традиционная ментальность и проблемы этнокультурной самобытности абхазов». Красноречивое совпадение фамилий (Владимир и Даур – кузены, но фамилия пишется немного по-разному) дало повод для шуток о «литературной мафии» как развитии кавказских традиций родовой связи. В Абхазии существует, в том числе, термин «зантариевцы»; представители славного раскидистого рода принимают, разумеется, живое участие в судьбе центра Даура.

Мифологизация и идеализация исторической личности – вещь неизбежная. Любому народу нужен культурный герой, и чем дальше от момента окончания его земной жизни, тем эпичнее – и, разумеется, схематичнее – его образ. Однако пока живы те, кто знал писателя, жива память о реальном человеке. Общительном, замкнутом, красноречивом, молчаливом, сострадательном, гневливом, отходчивом. Магнетическом и магнетизирующем. Вдохновенном и вдохновляющем. Мне посчастливилось принадлежать к числу тех, кто имел отношение к этой судьбе.


На фото - Сергей Летов, Герман Виноградов, Владимир Зантариа на открытии первых Зантариевских чтений, состоявшихся в рамках фестиваля.


См. также статью Надежды Венедиктовой "«Акуа-фест» с лицом Даура Зантария".


 

ВВЕРХ