Акции
Крымского клуба



4-е МЕЖДУНАРОДНОЕ(ая) БИЕННАЛЕ ПОЭТОВ
Сентябрь 2005, Москва


 

Сергей Жадан. Фото Игоря Сида.СЕРГЕЙ ЖАДАН:
"Я – ЗА СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ"

 

«Книжное обозрение», №41(2051),
10-16 октября 2005
Рубрика: ПЕРСОНА

Культовый украинский писатель Сергей Жадан, автор поэтических сборников, трех книг прозы и нескольких пьес, читает стихотворения в акустических отделениях рок-концертов и собирает на свои поэтические вечера толпы студентов и даже школьников. Скоро в издательстве «Амфора» выходит его роман «Депеш мод» – первая ласточка молодежной украинской прозы на российском рынке. В беседе с нашим корреспондентом Сергей Жадан поделился своими дальнейшими планами...

– Как вы оцениваете сегодняшнюю литературную ситуацию на Украине в сравнении с российской?

– У нас интенсивно развивается книжный рынок, и литературный процесс вообще намного более активный. Я не берусь судить, как долго эта активность будет продолжаться, – возможно, мы тоже лет через пять на поэтические вечера будем собирать человек 20-30, как это происходит сейчас в Москве. Но пока у нас по сравнению с Россией настоящий Клондайк. По моим наблюдениям, русские, приезжающие на Украину, удивляются, увидев такое. Но с другой стороны, литературный процесс в России более структурирован, а ряд активно читаемых авторов намного шире.

– О чём ваша книга?

– “Депеш Мод” – о приключениях весёлых алкоголиков в бурные девяностые. Собственно, все алкоголики весёлые, но в девяностые это было злое веселье, безбашенное. Мне было интересно возвратиться в ту атмосферу, в атмосферу иссчезающего детства, когда ты чувствуешь, как время двигается у тебя под кожей, и если у тебя тонкая кожа, ты даже можешь его увидеть. Ну, собственно, такой набор интимных реалий – водка, винт, некачественная музыка, недопонятые откровения. Одним словом – книга о настоящей мужской дружбе.

– В Москве многие считают, что самые интересные политические события России прошлого года произошли на Украине. А что с литературой?

– В литературе происходит еще больше интересного! Если бы издать нормальным тиражом и в нормальных издательствах ту литературу, которая пишется у нас, для России это было бы настоящим открытием. На Украине сейчас действительно пишется интересная литература – и проза, и поэзия, – в отличие от того, что происходит, условно говоря, на Западе.

– Как Сергей Жадан планирует покорить Москву?

– Я не планирую покорять Москву. Зачем? Я вообще не отношусь к литературе как к карьере, для меня это просто приятное времяпрепровождение. В Москве я появляюсь, когда приглашают друзья или когда здесь выходят мои книги. Например, на этот раз я приехал на Биеннале поэтов по приглашению Игоря Сида, координатора украинской составляющей фестиваля.

Это уже второй приезд за этот год: зимой нас с Юрием Андруховичем как «помаранчевых» революционеров пригласили на «круглый стол», посвященный революции. Было очень стремно, честно говоря, но, собственно, чего ждать от «круглых столов», особенно если они посвящены революции.

– Какие-то ваши книги до этого издавались в Москве?

– Выходили два двуязычных поэтических сборника: «История культуры начала столетия» и еще одна книга, где мои стихи поместили под одной обложкой со стихами Богдана-Игоря Антоныча, выдающегося украинского писателя первой половины ХХ века.

– Когда будет презентация «Депеш мод» в Москве? И будет ли реклама в России такой же масштабной, как это было в Польше?

– Презентация планируется, насколько я понимаю, на ноябрь-декабрь. Честно говоря, я не знаю о планах издательства, но думаю, что они будут делать какой-то промоушн. Я не знаю, как это происходит в России, здесь никогда такими вещами не занимался. Знаю, каким образом это происходит на Украине, в Польше, в Германии. Будет интересно посмотреть, как это делается здесь.

– Как сегодня, на ваш взгляд, представлена украинская литература в России?

– Книги, переведенные с украинского, можно сосчитать на пальцах одной руки: проза Андруховича, Забужко, еще несколько поэтов, да вот, пожалуй, и все.

– Но с приходом Сергея Жадана на книжный рынок России должен произойти прорыв...

– Мне не нравится термин «прорыв» – есть в нем что-то водопроводное. Слышал, что в одном из российских издательств планируется выпуск целой серии украинской литературы, было бы прекрасно, если бы эти планы осуществились. Потому что на сегодняшний день нашим литературам не хватает нормальных отношений и нормальных контактов. В основном известны имена, относящиеся скорее к поп-культуре, чем к литературе. А таких авторов, как Пригов, Рубинштейн, Гандлевский, просто не знают. Но мне кажется, что «прорыв» вряд ли возможен. Мы живем в довольно циничном мире, всем руководствует рынок. Если издатель увидит, что продукт продастся, он будет делать «прорыв украинской литературы». Если он такой перспективы не видит, тогда никакими «оранжевыми» идеями не заставишь его издать твою книгу.

– Почему прорыв стал возможен именно сейчас? Только в связи с повышенным интересом к последним событиям на Украине?


– Украина вообще стала очень модной страной, потому важно не пропустить этот момент. В Польше, например, сейчас настоящий бум на украинскую литературу. Немцы тоже очень заинтересовались Украиной. Поэтому очень даже может быть, что и в России ситуация повторится.

– Кто переводит вас на русский?

– Разные переводчики. Например, «Историю культуры начала столетия» перевел Игорь Сид, многие стихотворения перевел также Андрей Пустогаров, «Депеш мод» перевела Аня Бражкина. Существует еще множество других переводо. А последнюю книгу «Анархия в Украине» переводит Завен Баблоян, мой литературный агент, живущий в Харькове.

– Вы довольны качеством переводов?

– По-разному. Например, когда редакторы издательства читали «Депеш мод», они мне написали: «Хорошая проза. Или все-таки перевод?» То есть, они не поняли, что это был перевод. Очевидно, это комплимент переводчику.

– Андрей Пустогаров в одном из своих интервью говорит: «руки Москвы тянутся к Украине». Вы чувствуете эти руки?

– Пустогаров, конечно же, имел в виду свои руки. Его руки постоянно тянутся к Украине, он постоянно кого-то переводит или издает!

– Нужны ли переводы российской литературы на украинский язык? Бытует мнение, что русский язык на Украине и без того прекрасно понимают?

– Эти переводы очень нужны, они развивают внутренний механизм литературы. На самом деле, я не понимаю писателей из России, которые говорят: зачем нас переводить, нас и так все понимают? Сейчас понимают, а через десять лет перестанут. Хотя, насколько мне известно, серьезных переводчиков с русского ни в Украине, ни в России нет. Существуют какие-то разрозненные переводы, но во многих случаях нет особенной заинтересованности со стороны российских авторов.

– А сами вы переводите?

– Да, я перевожу в основном молодых поэтов из России, например, Кирилла Медведева, Данилу Давыдова, Колю Винника и многих других.

– В одном из последних номеров журнала «НАШ» вышел отрывок из романа «Анархия в Украине» в переводе на русский. Но при этом журнал издается в Днепропетровске. Как вы относитесь к переводам на русский для украинцев?


– В данном случае – вполне нормально, потому что «НАШ» распространяется в основном в России. Печатать перевод в каком-то другом журнале я, может, и не согласился бы, но к «НАШему» я отношусь очень хорошо, мне нравится его политика и стратегия.

– Когда вы издаетесь в России, ты ориентируешься, например, на три миллиона украинцев, живущих в Москве?

– Ни в коем случае. Это когда я издаюсь на Украине, я ориентируюсь на три миллиона украинцев, живущих в Москве. Это несерьезно – издаваться в другой стране, рассчитывая на диаспору, пусть даже такую многочисленную. Диаспора, эмиграция – это всегда опыт поражения. И мне не очень интересно иметь с этим явлением дело. Том более, когда речь идет про эмиграцию добровольную. Одно дело, когда ты вынужден эмигрировать из страны, потому что тебя ставят в такие условия, и совсем другое – когда ты просто добровольно переезжаешь.

– Перед Украиной часто ставится вопрос выбора между Польшей и Россией, вопрос ориентации Украины на Восток или Запад. Что бы вы выбрали?

– Мне подобный вопрос кажется лишним. Украина сейчас оказалась в такой ситуации, когда ей не нужно ни на кого ориентироваться, наоборот, на нее начинают ориентироваться. Тем более, я не вижу никаких предпочтений в российской или польской ситуации, чтобы на них действительно нужно было ориентироваться. Украина переживает фантастический период своего развития, когда жить там очень интересно, поэтому я не знаю, зачем еще что-то искать.

– Вы недавно вернулись из Польши. Если бы вам, так же как в Польше, предложили стипендию в России, согласились бы?

– Не знаю. Смотря где и когда. Там дело было не в стипендии, а в возможности поработать. Я хотел написать книгу, и мне предоставили прекрасный шанс это сделать. Очевидно, я бы согласился и приехал. У меня нет никаких предубеждений в отношении России, зато есть здесь много друзей. Я вообще не переживаю по поводу российско-украинских проблем. По-моему, все они надуманные и не имеют под собой основы. Не могу же я серьезно переживать по поводу того, ворует наш премьер ваш газ или не ворует, я же прекрасно знаю, что на самом деле не существует ни газа, ни премьера, поскольку я их никогда не видел.

– Как вы относитесь к интеграционным проектам между Украиной и Россией?


– Ну вам же Леонид Данилович (Кучма – И.З.) сказал, что «Украина – не Россия», поэтому это лишнее. Все интеграционные процессы, по-моему, придумывают буржуи, чтобы отвлекать пролетариат от классовой борьбы. Это противоестественно. Любая территория, любой организм, в том числе общественный организм, – самодостаточен, а интеграция – искусственна. Я за социалистический интернационал, но это не значит, что нужно вводить в Харьковскую область российские танки или переселять в Москву еще три миллиона украинцев.

– Но культурное пространство может же быть единым?

– Пространство вообще едино, а культуры разные! И не нужно их объединять, это приводит к потерям и ассимиляции. Я просто не вижу в этом смысла.

– Кстати, вы рецензировали книгу Леонида Кучмы «Украина – не Россия». Вам понравился стиль?

– В рецензии я говорю, что нужно было стать президентом и пройти два срока, чтобы прийти к столь глубокому выводу, что Украина не Россия. Данилыч у нас вообще был настоящим философом, мне его даже не хватает в последнее время.


Беседовала Инна ЗАВГОРОДНЯЯ

ВВЕРХ